.

Вы напоминаете мне тот самый терпкий виски в декабре, когда люди не думают о трагедиях,  скорее о счастье.

А ваши грабли, будто мое очередное рождение, больно, плохо, очевидно и так стремительно..

И если вами заболеет моя забытая богом деревушка, то я, право, не буду злиться на вас, или плакать от отчаяния. Я правда постараюсь уйти так тихо, как только возможно, возможно, вы даже не узнаете об этом, моя ледяная леди, моя кровавая Мери без водки, один лишь томатный сок, да вода..

Я никогда не попаду в сборник с громким названием '100 самых..', и вы даже не прочтете обо мне, о моих ужасных страданиях, хотя… разве любовь к вам может быть страданием? Я бы назвал этой сладкой мукой, как будто в детстве, перед новым годом ждет той самой минуты, когда можно съесть мандаринку, одну единственную, ведь у меня аллергия на них.

Мои чувства как гранатовый сок, на который аллергия уже у вас, моя юная, но уже помятая жизнью Кристина. Как там в твоей любимой книге, что то о проститутке с именем Мария?                                                Хотя, какая к черту разница, зачем я снова об этом..?

Мне кажется, в этом времени много девочек мнят себя обиженными и униженными, но только до 16, в этот момент в головах у этих девочек что то взрывается, и ниточки на запястьях, белые, печальные, видятся им такими глупыми и страшными, и они долго думают, как же убрать… и эти девочки беспокоятся о других девочках лет 12, которым вся жизнь кажется мучением, ведь платье не то, и лезвие затупилось, а Вася из 8А снова не обращает на новую помаду никакого внимания, и родители — ублюдки, а вокруг бесчеловечные мрази, и в аптеке, как на зло, не продают димедрол без рецепта, а так хотелось, так грезилось маленькой девочке внимания.

 

Раньше было так хорошо, без вас, мой прекрасный мотылек, похожий на моль, что пожирает мамино пальто в шкафу.

 

Но спасибо, мне становится легче каждый раз, когда вы, горделиво улыбаясь, закуривая те и уходите из моей головы, не обещая вернуться, но возвращаясь… Каждый раз..

 

Моя милая ведьма, мой адский пес и ангел небесный в одном лице.

 

Я подлец, и с этим ничего не поделаешь.


Комментариев: 0

Чип полюбил не того Дейла.

Бурундуки спешат на помощь Алисе, что красит розы моей любви в грязно — желтый цвет. Они вянут, не успевая расцветать и я никогда не увижу, как тяжелые от краски цветы поднимут глупые, но красивые головы к солнцу и пропоют ему 'Алилуйя'.

Нежданно — Негаданно мы с тобой проснулись в одной постели, полной змей и пауков, что так спокойно лежали на твоих бедрах и явно наслаждались изящностью форм и линий. Змеи тихо шептали нам с тобой колыбельные, будто извиняясь за прерванный сон и желая помочь нам вновь ворваться в царство Морфея.

Два идеальных человека не смотрят на время, два глупых, но красивых, как розы в руках Алисы, человека, смотрят за окно, закуривая одну за одной и поднимая граненого стаканы с непонятной жидкостью, коей можно поджечь страсть и ненависть, коей у обоих предостаточно.

Алиса все время оглядывается, понимая, что делает что то не так, но разве бурундука есть до этого дело? А карты… карты и вовсе не те.                                                                                                                                                              Ни одного козыря за всю партию, ни одной возможности обыграть мою королеву..

История повторяется, а я ничего не могу поделать. 



Комментариев: 0

Весна. Дым и птицы в голове прозаика - недоучки.

Ничего не говори. Помолчи, глядя со мной в это небо надежд и увядших цветов. Ты никогда не обещала мне ничего вечного или, может быть, долговечного, нет, ты всегда приходила и уходила, напевая любимые мотивы Васильева. 

Я обожал твои стихи для других. О других. 

Все что было — вычеркнем, закрасим корректором и спрячем в самый дальний ящик стола в заброшенном доме, где то у моря наших планов на будущее. 

В плеере на репите уже который год та самая песня, под которую мы встречали рассвет, каждый в своей комнате. Ты — с такой близкой подругой, я — с такими въевшимися в мозг мыслями о тебе. Без тебя. Для тебя.

В нашем с тобой мюзикле только у тебя есть (был) голос. Он прыгал по нужным нотам, без осечек и фальши. Я слогал для себя легенды о нашей любви и верил, что это было, а ты… а ты даже не знала о них. 

На совместных фотоснимках тебя нет. Мы запечатлели на них лишь печальный город, полный пустых людей и бездомных котов.

Я верил тебе и в тебя. Я молился на каждое слово в твоих стихах, но даже боги не вечны для смертных, даже ты..

Я готов сжечь все мосты.

Март.

Весна.

Я курю и иногда выпиваю. Где то позади меня Сережа Есенин настойчиво предлагает зайти в кабак, к проституткам и паленой водке. 

Прошу не помощи, а всего лищь стакан.

Свой разбил вместе с розовыми очками о стену реальности и любви к вам.

Комментариев: 1

Госпожа N.

Дорогая N, в моем городе дожди и много тоски, которая растекается ручнйками по серому асфальту и заползает жуткими червями под кожу зазевавшимся путникам. Дорогая N, я перестал искать тебя в каждой проходящей мимо красотке, в нарочито короткой юбке и с невероятно ярким макияжем.

            Милая, солнечная N, твой персональный Гумберт стареет с каждым днем все больше, с явными на то признаками. Все чаще в голове его звучит музыка, даже без наушников, представляешь?  

 

     Уважаемая N, спешу поздравить Вас с безоговорочной победой над бедным созданием в клетчатой рубашке и черных, как ваше сердце, штанах. 

 

Ах, уберите ваши руки от моих страданий…                                                                                                                                   Не трожьте своими грязными пальцами мои легкие, перестаньте! Не смотрите в мои мертвые глаза, не заставляйте…                                                                                                                                                                                          Вы что, предлагаете вино? Что же… извольте, отчего бы и не выпить? Дайте угадаю… там яд? Что вы молчите, милая? Я прав… да, точно..

Руки медленно немеют,  а на лице появляется искренняя, но, увы, последняя улыбка. Дайте сигарету.

Прикурите. 

А теперь убирайтесь в ваш солнечный город. Позвольте мне утонуть в тоске моего города и дыма.

Нет сил вас больше видеть.

Господин Аккомпаниатор.


Комментариев: 0

...

Этот вечер начался так же, как тысячи точно таких же вечеров, что мы провели до этого, но… было все таки в нем что то такое, из — за чего все казалось особенным, я бы сказал, прощальным.
Ты была особенно хороша в этот вечер, сыпала странными шутками, улыбалась, опять же, как то… особенно, настолько необычно, что я начал путаться в своих намерениях, мыслях, желаниях..
Все покрылось голубоватой дымкой новой, до этого не встречавшейся мне влюбленности, и я испытывал от этого страх.
В голове плыли строчки романсов, или просто стихов, мне хотелось их прочесть, но увы, я не мог этого сделать — тело стало невероятно тяжелым, а голова легкой, настолько лёгкой, что я не контролировал ее.
Эта осень обещала, что на этот раз будет более благосклонна к людям, но кроме большего количества листопадов… ничем доказать это не смогла, и никто ее не винил, потому что на этот раз все понимали, что в проблемах и хондре по лету виновата вовсе не осень, виноваты мысли, которые в эту осень посетили нас всех.
Ты стояла у окна, обдумывая что то настолько важное, что остальной мир мерк и переставал существовать, а я… я ничего не мог с этим поделать и вернуть тебя в реальность, потому что я — основная часть внешнего мира для тебя.
Даже когда я ушел, достаточно громко закрыв за собой дверь, ты даже не повернулась..


Комментариев: 0

Без заголовка

За окном бесится ветер и играют на небе звёзды с месяцем в покер, раскладывая карты из облаков и ставя на кон очередную душу.
Игроков так много, впрочем, небесный стол открыт для всех, предоставляя свободу и колоссальное количество мест.
Моя подушка давно превратилась в бездонное пространство памяти, ворующее воспоминания и мечты из моей головы, ведь там теперь ни памяти, ни чувств нет..
Мимо меня проплывают люди и книги, цепляя обложкой и оставляя глубокие порезы, из которых вместо крови сочится чёрными струями одиночество.

Моя любовь продала свои чувства ко мне за бутылку
Дешевого портвейна
Теперь сидит, небось, пьёт.

 

Так хотелось стать ближе, порвать нити расстояния, убить чёрную бабочку безумия между нами.
А в итоге
мы пьём.
Кто — то портвейн, а кто — то горькую, как водка, печаль.

 

 

Из пустой головы решил выехать последний жилец — апатия.

Собрала вещи и уехала.

Ужасная женщина.

 

 

Ваши пальцы пахнут ладаном, а мои цветочным мылом.

Наверное Вы правы, нам боле не стоит говорить о любви и мае, не стоит больше ни видеться, ни писать друг другу.

 

«Я слишком часто говорю слова подобные этим, кажется, я просто пытаюсь в этом себя убедить.»

 

Комментариев: 0

.

Все мысли, все желания, все начинания осыпались сейчас пеплом дешёвой сигареты, которая нервно перекатывалась между пальцев.
Вдали был город, слушающий своих глупых кумиров и внимающий пророчествам фальшивых экстрасенсов.
Люди этого города шли по улицам не смотря друга на друга.
«Зачем? И так хорошо, нам не нужны лишние проблемы. Каждый сам за себя»
Осень кружила листьями под ногами первоклашек.
«Счастливые» -  думала она.
В чьей — то квартире играла быстрая, до маразма искусственная музыка. Никаких аккордов гитары, никакого фортепиано, ни капли волшебной скрипки или флейты. Только глухие удары современности.
Петляя, по закоулкам этого города прохаживались призраки прошлого, внушая себе, что они не напрасно сделали что — то для человечества.
«Дети наше будущее» — скандировало государство этой страны, «Дети это будущее!» — уверяло маленькое правительство этого невозможного города, тем временем, покупая очередную путёвку в страну счастья. Для себя, разумеется, о каких детях можно думать, когда в голове у тебя страна Счастья?
Кошки уныло копались в мусоре, выискивая что — нибудь на ужин; голуби в этом городе не летали из принципа, нагло чистя перья перед прохожими, которым, к слову, было наплевать и на них.
И это для всех было чем — то обыденным. Чем — то нормальным и до такой степени повседневным, что хотелось блевать.

Сигарета была последняя, в отличии от вечера.
А жаль.
Что — же, остаёмся зимовать.

Комментариев: 3

В который раз я о Марго.

Наше небо тысячу раз было поделено миллионами самолётов, в которых было множество людей. И каждый летел, быть может, к тебе подобным. А я… я не мог. За это я тоже прошу прощения.
У меня не было моря для тебя, у меня не было даже маленького озера. Всего — то пара миллиметров в сердце, но эти миллиметры оказались решающими.
Марго, сколько раз я писал тебе и сколько раз я ненавидел себя за это? И сейчас… снова. Прости. Я… я стараюсь не тревожить тебя и твои руки жёсткой, пожелтевшей бумагой. Но так получается, понимаешь? Я правда не виноват. Я не хочу. Но знаешь, Марго, по другому у меня не получается.
Ты моя Ленор. Но прошу тебя, в очередной раз прошу, не покидай меня окончательно. Давай хотя бы смутную надежду на то, что твоя улыбка не исчезла и она ещё поёт. Пусть не для меня, но для кого — то.
Мой кричащий понедельник рассыпается в рифмы и строки, стоит мне подумать о тебе. Мои прокуренные вторники знают тебя каждой сигаретой наизусть, они читают тебя своим дымом, пробираясь в лёгкие и оседая горьким налётом.
Очередная выпитая среда радует кубиками льда с твоим лицом, проявляющимся при таянии. Они мерно покачиваются в бокале, стуча о друг — друга белыми углами, а я вижу твоё лицо и исчезаю сам. Я боюсь, Марго.
А мой прочитанный четверг, он, знаешь, стоит как Чёрный Человек, стуча по полу тростью и напоминая мне про… меня и тебя в самых извращенных вариациях!
Я… я больше не могу.
И пятница… моя уснувшая пятница. В такие пятницы я просто засыпаю, забывая выключить свет, это так забавно, просыпаться в субботы, из — за солнца и света, бьющего из под потолка.
К слову, о субботах. Мои пустынные субботы проходят без тебя и даже без неё. Она ко мне больше не приходит, Марго. Я остался один. Совсем. Вечер субботы проходит в свободном падении, о котором я долго мечтал и, получив, стал ненавидеть саму концепцию выражения.
Начиная воскресенье, я тысячу раз спрашиваю у себя, а хочу — ли я его начать. И знаешь, Я обычно говорю себе, что не хочу. Без тебя, Марго, я не хочу! Я не хочу начинать чёртово воскресенье без тебя!
Вернись, Марго. Твой бедный Рыцарь почти сдался. Хватит.

 


 

Комментариев: 6

Жуткой ненависти пост.

Дело тут не совсем в ненависти.

В простой злости, однако, злость очень уверенно маскируется под ненависть. 

Так в чем дело, собственно?

— А дело в том, что некоторые мои знакомые обожают писать каждое слово Одним. Мать. Его. Сообщением. 

И я не против этого в разумных пределах. Ну раз, ну два, но когда это каждый раз, хочется повесить бренное тело этого сучёныша на ветку Мировой Сосны, а самой абстрагироваться от всего и вся. И вот сейчас я не выдержал, вот сейчас я опять сказал о том, что накипело. И знаете, что послужило мне ответом? А ничего дельного и конструктивного. 

То есть, «Может, будете писать одним сообщением, блять? » на что мне прилетело «Не — хо — чу».

И взбесила меня не сама фраза, а то, что написана она ТРЕМЯ сообщениями.  

И ОБОЖЕ, я ещё и виноват. 

Подарите мне ружьишко, уголовный кодекс и много чёрных пакетов. Аррр!

Комментариев: 1

Без названия.

Не окончив песню последним аккордом, ты лениво опускаешь гитару на пол.

Блаженно закрыв глаза, я улыбаюсь, отдалённо слыша твоё «не смей закрывать глаза в моём присутствии». Абсолютно спокойно говорю тебе, что я совершенно не боюсь твоей компании. В воздухе витает раздражение. Что — же, ты всегда был таким, однако, ты — не повод мне тебя боятся. Это всего лишь ты и я прекрасно знаю, что в любой момент ты не против воткнуть в мою спину, скажем, нож. В этом смысл нашей игры. Мы оба знаем, кто из нас убийца, а кто жертва.
Но ведь ты никогда не назовёшь себя убийцей, а я никогда и ни за что не назову себя жертвой. Ты любишь примерять маску жертвы, но она тебе не идёт. Убийцам она априори не идёт.
Ты любишь играть на гитаре, каждым аккордом убивая мой космос, делая его проще. Созвездий становится на легион меньше, чёрных дыр всё больше. Из них льётся тягучим мёдом твоя музыка.
В артериях больше не кровь, в артериях теперь лишь твой голос.
Он подбирается к сердцу, стараясь замедлить его работу, или… вовсе прекратить?
Но ведь ты не позволишь мне умереть настолько приятно?
Нет, готова поспорить, что нет.
Встаю и иду к книжной полке. Она у тебя огромна, кажется, все авторы мира есть тут.
Небо за окном приобрело пурпурный оттенок.
Люблю такой цвет, а тебе больше нравится консервативно — серое небо.
«Не поворачивайся ко мне спиной». Снова ты за своё, обернувшись, вижу перед собой тебя, такого же серого, как твоё небо.
— Я тебя не боюсь, ты ведь знаешь — это всё, что я успеваю сказать, прежде чем металл достиг сердца. Мой удивлённый взгляд ты встречаешь с улыбкой, отвечая что — то очень мягко, будто бархат скользит по коже, но всё это очень скоро сменяется холодом. Холодом, прежде никогда мне не знакомым, холод, который пару секунд путешествует по рукам, поднимаясь всё выше. «Как же холодно» думаю я, прежде чем перестаю чувствовать что — либо.

 

(Крыс и ШмендраМаятник
Крыс и Шмендра
Пепел Нью-Кастла)

Комментариев: 0
Страницы: 1 2 3 4 5
Господин Аккомпаниатор
Господин Аккомпаниатор
сейчас на сайте
Читателей: 38 Опыт: 10 Карма: 1
все 34 Мои друзья